Дело «Додо Пицца» — кто прав, кто виноват

Прошедший вечер все, кто так или иначе связан с франчайзингом, провели на YT-канале "Ассенизатор", где предприимчивый общественник Андрей Ковалев решил выступить медиатором в конфликте франчайзера и франчайзи «Додо Пицца». Несмотря на технические факапы и проблемы со звуком, зрители сначала выдержали 2-часовой батл, а затем оторвались в комментариях. Просмотры видео стремятся к 60 тысячам, комментарии перевалили за тысячу, и аудитория не планирует останавливаться.

«Его роялти составляло меньше 1%. Ситуация достаточно рядовая. Мы за последние три года расторгли порядка десяти договоров франчайзинга. <...> Он начал вести грязную игру», - рассказал Федор Овчинников, основатель франшизы «Додо Пицца» о своем конфликте с франчайзи из Ярославля, которому пришлось закрыть четыре точки по требованию франчайзера.

Федор Овчинников на дебатах.

Евгений Ткачев, тот самый франчайзи, ответил, что готов подтвердить, что его пиццерии были прибыльны и успешны, финансовые показатели выше среднего по сети. Первую точку в Ярославле, которая была "в плохом состоянии", он выкупил после уговоров франчайзера. А уже через год, когда она стала прибыльной, франчайзер предложил выкупить её и остальные точки в городе.

Напомним, конфликт между Овчинниковым и Ткачевым начался на фоне недовольства франчайзера качеством сервиса и продукта в пиццериях, принадлежавших франчайзи. За два года франчайзи было выписано около 60 предписаний об устранении нарушений, утверждает франчайзер, но они не были исполнены. В результате, управляющая компания приняла решение о расторжении договора коммерческой концессии (ДКК) в одностороннем порядке. После этого Ткачеву дали три месяца на продажу заведений. Как утверждает бизнесмен, ему всячески мешали продать пиццерии по рыночной цене.
Евгений Ткачев в ходе дискуссии.

При этом, по словам предпринимателя, управляющая компания сразу же предложила ему выкупить его пиццерии в Ярославле по «ликвидационной стоимости», которая была в 2,5 раза ниже продажной.

Овчинников парировал: весь мировой общепит развивается по франшизе. Это выгоднее, чем масштабироваться собственными силами, поэтому УК не выгодны "рейдерские захваты" франчайзинговых точек. По его словам, Евгений поставил завышенную цену в 200 млн рублей на пиццерии, тогда как "красная цена им 30-40 млн".

Еще один крупный франчайзер, владелец сетей Colizeum и Topgun Алексей Локонцев, считает, что Овчинников зря вынес эту ситуацию на общественную дискуссию и пошел на дебаты.

«Для Феди это тяжелый опыт. Разбираться должен суд, а не диванные аналитики. Сейчас он получит волну негатива, модератор подтянет себе его аудитоторию и хайпанет на истории. Но такой фунтамент, как у "Додо" просто так не раскачать».

Локонцев считает, что даже если Овчинников закроет 200 пиццерий, его бизнес не пострадает. Франчайзер просто очистится от недобросовестных партнеров, "и останутся настоящие адепты идеи".

«Ведь почему это больно. Потому что когда он видит нарушения и ужасы в пиццериях сети, он ассоциирует все это со своим брендом и с собой лично. Если у меня барбер отрежет ухо клиенту, это будет удар по моей репутации. Я за 7 лет вложил в бренд Topgun 350 млн рублей, я имею право требовать. Ну и в целом, на дебатах нужно было обсуждать качество и сервис – это главная религия франчайзинга, - а не скатываться до "базара".

Он считает, что франчайзи приводил аргументы, чтобы выглядеть победителем. И, скорее всего, ему будут сочувствовать, потому что в нашей стране ненавидят успех. А модератор в принципе ничего не понимает в предпринимательстве. Иначе не может быть в обсуждении бизнеса доводов «слушай старших».

«Но в целом, вся ситуация просто заставит Федю хорошенько понервничать и закалиться».

Напомним, что в конце 2019-го года Алексей Локонцев в интервью Buybrand.ru заявил, что не хочет продавать франшизу, а предпочитает партнерский бизнес, потому что «понял, что франчайзи очень поверхностно относятся к правилам ведения бизнеса».

«Они пытаются в тайне от меня поставить парикмахеров в барберов без прохождения обучения», - рассказывал Алексей.

Анастасия Василькова, директор по развитию международной сети магазинов детской одежды Choupette считает, что жесткие санкции во франчайзинге неприменимы.

«Франчайзинг — это сотрудничество двух бизнесов: центрального офиса и партнера. Каждый из них является автономной единицей и отвечает своими инвестициями — финансовыми, ресурсными и временными. Поэтому говорить о жестких санкциях — значит не понимать принципов взаимодействия».

Чтобы франчайзи соблюдали стандарты, они должны быть четко прописаны «в удобной для работы форме», подчеркивает Анастасия.

«Не просто для формальности, а чтобы ими [стандартами] могли пользоваться. С приложением большого количества документов и инструкций, которые можно взять и сразу пустить в работу. Главным инструментом является, конечно, договор коммерческой концессии, в котором прописаны условия, на которых можно расторгнуть договор. Остальные „санкции“ придут со стороны рынка — в виде уменьшенного трафика и снижения прибылей. Но, повторюсь, начинать надо „с головы“ — стандарты должны быть понятны и сделаны для удобства партнеров.

Так, например, компания Choupette за последние шесть месяцев провела аудит своей франшизы и её стандартов, перевела их в новые документы, которые стали соответствовать современным требованиям и отзывам наших партнеров и стали удобнее для взаимной и эффективной коммуникации между центральным офисом и франчайзи».

Telegram Bot № 1 по поиску и проверке франшиз


Источник: https://buybrand.ru/articles/47554/